Лёгкие причёски на длинные волосы

Эли

Вздох, рывок. «Кошки» на ногах врезаются в лёд, но держат неуверенно, обледеневшая гор богато прорежена голыми горами, а за спиной пустота. Пропасть. Пропасть и тишина, в которой глубокое дыхание и стук сердца думается через чур громкими. Адреналин в крови и эйфория в душе. Разреженный воздушное пространство не имеет возможности насытить взволнованный организм кислородом, и тело звенит от перенапряжения.

Ещё один пролёт по фактически отвесной горе пройдён. Но одно неточное движение и ледоруб соскальзывает. Необходимо быть внимательней, спешка тут не к месту, тем более «Северная стенки» неоднократно наказывала через чур самоуверенных, и пускай классический для зимнего восхождения маршрут «Жинат» не был самым сложным для умелого альпиниста, но она была не одна. К сожалению.

Элина с силой вогнала ледоруб в обледеневшую гора и взглянула вниз. Игорь, в связке с которым она шла, еле передвигал ногами. Они женаты уже три года и не было ни дня, дабы очередная подруга, хотящая ей лишь хороша, не заявила, что данный мужчина женился на ней лишь из-за денег. Из бедной семьи, но с громадными амбициями, было разумеется, что дело не в любви, но Эли было всё равняется. Любовь-морковь — всё это ерунда для малолетних девчонок, читающих сказки о красивых принцах на ночь. Он был недурён собой, оптимален как любовник, удовлетворяя все изощрённые потребности, коими владела супруга, и с пониманием относился к её бессчётным хобби. Что ещё необходимо для счастья?

— Детка, прибавь газу, — возразила Элина.

— Погода портится, — ответил Игорь, и не дать согласие с этим сложно. Встал ветер и ещё мало, он давал слово превратиться в метель, но спорить с данной дамой было нереально, у неё энергии неизменно с избытком, и в то время, когда ещё внизу, в деревне местный гид определил об их замыслах, назвал безумными. Вот лишь это было правдой лишь частично. Безумный была одна и имя ей — Элина. И для чего он ей лишь поведали о подвиге некого альпиниста, преодолевшего данный маршрут за два с маленьким часа?

— Тогда поторопись, тут негде лагерь ставить, — хохотнула Эли и дёрнула за верёвку, связывающую их. Игорь от неожиданности содрогнулся и его «кошки» соскользнули. Он повис на ледорубах, в каковые вцепился мёртвой хваткой.

— Эли, это не смешно!

— Забудь обиду, но я желаю возвратиться засветло. — В голосе девушки не было ни капли вины. Игорь сузил глаза. Элина в последнее время совсем утратила голову и её затеи становились всё бредовее и бредовее! И хорошо это восхождение, ещё терпимо, но она же ни дня не имела возможности прожить без глотка адреналина, и любой раз находила новые методы его получения. Чёртова девка, столько денег, а тратит она их как попало вместо того, дабы инвестировать. Но только единожды заикнувшись о том, что нужно бы отыскать использование университетскому образованию, реализоваться как эксперт, возглавить компанию, по инерции продолжающую приносить прибыль, в итоге! И что он услышал? «Игорь, ты рассуждаешь как мой папа. Он всю жизнь прожил в кабинете и что? Он создал стабильную компанию, получил кучу денег и погиб за рабочим столом. Богатый и несчастный. Желаешь поделить его судьбу, валяй. Я дам тебе развод». Вот лишь развод отнять у него тех средств, какими он на данный момент владеет, брачный договор, который был обязательным приложением к данной даме и её деньгам, связывал руки.

— Эли, дорогая, постой, — уже мягче сказал Игорь, и женщина обширно улыбнулась. Она обожала, в то время, когда он именовал её милой, и ему это было известно. Он быстро приблизился к ней и, заняв устойчивое положение на горе и прочно ухватившись за ледоруб, обнял второй рукой Элину.

— Желаешь побить тот рекорд?

— Нет, ты медлителен, как больная черепаха, — фыркнула она. — Так что давай данный несложный подъём и полетели в Египет, я желаю заняться дайвингом.

Лёгкие причёски на длинные волосы

— Дайвингом, — обречённо сказал Игорь и чуть сдержался, дабы не застонать от досады.

— У тебя возражения?

— Дорогая, знала бы ты как я. тебя ненавижу, — через зубы прошипел он, и Элина удивлённо вскинула брови. — Ненавижу твои восхождения на скалы вроде данной и погружения под воду, ненавижу твои прыжки с парашютом и спуски в пещеры, — продолжал сказать Игорь, незаметно отстёгивая со своего пояса карабин с верёвкой, связывающий их. — А больше всего я ненавижу твой айкидо, которое ты поклоняешься как всевышнему. Ты богатая избалованная сука, не могущая держать рот закрытым на протяжении секса.

Элина постаралась оттолкнуть от себя мужа, не понимая обстоятельств для того чтобы откровения, но он прочно прижимал её к себе. Обернулась. За спиной пропасть, особенно не подёргаешься, и опять перевела взор на Игоря. Сердце со страхом сжалось. Пускай она и была хорошо подготовлена физически и имела возможность дать отпор любому сопернику, но не тут. Не на данный момент!

— Игорь, ты желаешь бросить меня? — со страхом тихо сказала она, внезапно понимая неясность фразы, и супруг изогнул губы в ухмылке.

— Кинуть? Дорогая, ты всегда была проницательной дамой. Проницательной, лишь дурой! — выкрикнул он и с силой ударил её по ноге сапогом, оснащённой «кошкой».

Элина закричала. Острые ножи легко перерубают лёд, не говоря уже о термокостюме и человеческих костях. Острая боль прошла через всё тело, а ноги подкосились. В последнюю секунду она успела вогнать ледоруб в гора и повиcла на нём.

— Игорь, ты с ума сошёл! — отчаянно вскрикнула она, понимая, что данный аргумент не убедителен. Супруг решил воспользоваться моментом и скинуть её со скалы. Либо не воспользоваться? Нет, это он всё подстроил. Привёл к интересу к этому треклятому пику и вовремя напомнил, что сопровождающий им не нужен и маршрут, который он, кстати говоря, выбрал, не сложный. И сейчас она висит над пропастью, а в глазах мужчины, которому она верила, светилось превосходство. Превосходство! Элина ни при каких обстоятельствах не видела аналогичного у супруга, он был пускай и сильным и самовольным мужчиной, но преданным и готовым на всё для неё. Нет, не для неё, для денег, каковые он возьмёт по окончании её смерти.

— Игорь, это же убийство! Никто не поверит, что я сорвалась!

— Поверят, дорогая, — ответил он и со всей силы ударил по ледорубу, вырывая его из скалы.

Элина резко вдохнула и, продолжая наблюдать в глаза мужа, полетела в пропасть. Ей кроме того показалось, что на мгновение на его лице промелькнуло сожаление. Да, вправду жаль, двадцать три не подходящий возраст, дабы погибнуть, да и жизнь с Игорем была хороша, и как любовник, он верховный класс.

Сожаление вмиг сменилось непониманием. Элина падала вниз и улыбалась. Чувство полёта! Это она обожала больше всего в жизни. Она совершила более тридцати прыжков с парашютом, и это был её последний. Раскинула руки, ощущая, как возрастает скорость, а также успела порадоваться хорошему дню, как внезапно всё почернело.

Удар под спиной выбивает воздушное пространство из лёгких, но. он не таковой сильный, каким должен был быть! И чуть эта идея сформировалась в голове Элины, как около раздался оглушительный рёв. Она резко открыла глаза, вдыхая живительный кислород, с которым уже успела распрощаться, и чуть не захлебнулась от потока воды. Он как будто бы водопад обрушился сверху!

Мозг отказывался растолковывать происходящее. Только что она летела с обрыва «Северной стенки», а в другой миг лежит в грязи под проливным дождём, а около чернота и немыслимый шум миллионов голосов. Но проанализировать обстановку не удалось, в другой миг небо озарило вспышкой молнии и Элина заметила человека перед собой, а за этим. летящее в неё остриё секиры. Секиры.

Тело, в отличии от мозга среагировало мгновенно. Кувырок и она ушла с линии атаки. Быстро поднялась на ноги, внезапно понимая, что нога, пораненная Игорем, цела и невредима, а около не так уж и мрачно. Глаза быстро привыкли в темноте, и всё происходящее начало вырисовываться сперва мутными образами, а после этого достаточно чёткими силуэтами.

«Что за хрень?!» — хотелось кричать, но тот, кто замахнулся на неё секирой, недоумённо обернулся и снова отправился в наступление.

— Эй! — вытянула вперёд руку Элина, в надежде, что мужчина остановится и разъяснит происходящее, но тот был больше похож на робота, чем на человека. Тёмный кожаный костюм, хорошо облегающий тело, как словно бы каменное лицо и оружие смерти в руках. Он заносит руку для удара, но тот получается через чур размашистым и даёт возможность девушке снова увернуться.

«Куда бежать. куда? Куда?»

Быстро осмотрелась. Около высокие стенки из необычного отполированного камня. Они образуют круг, диаметр которого примерно метров тридцать, может больше. Под ногами грязь, смешанная с соломой и песком, а над головой как будто бы разверзлась пропасть.

Малоизвестный и яро желающий её убить снова идёт в наступление. На лице так же, как и прежде отсутствуют эмоции. Может она погибла, а это суд по окончании смерти? Ну да, Эли не была примерной девочкой, но возможно будет разрешено сказать слово в своё оправдание? В голове ясно вспомнилось пара больших благотворительных отчислений в детские дома и на какие-то вакцины в Африку.

Ещё один удар. Да, данный «судья» очевидно не блещет техникой. Орудие у него тяжёлое, оснащённое двумя огромными топорами в виде полумесяцев по обе стороны от массивного древка, а посередине пика.

Элина резко пригнулась, пропуская секиру над головой, и с силой ударила по ногам соперника. Он упал. Упал? Что за «судья» таковой? Женщина на мгновение замешкалась, но решив, что хуже уже не будет, во всей дури ударила ногой его по лицу ногой. Благородному бою тут не место, данный малоизвестный хочет её убить — это уже разумеется.

Рёв увеличился многократно. Что это?

Элина ещё раз осмотрелась, но ничего не считая отполированных до блеска стен, ничего не заметила. Стенки. забыв о сопернике, что всё ещё валялся на земле, она подбежала к стенке и уставилась на своё отражение. Оно было мутным из-за потоков воды, льющихся с неба, да и мрачно, но то, что она видела перед собой не себя, Элина осознала. Нечистая, высокая, стройная с густыми всклокоченными тёмными волосами. ничего общего с красивой, но однако маленькой и коренастой блондинкой . Протянула руку и коснулась своего отражения.

Лёгкие причёски на длинные волосы

Женщина была одета в свободного покроя платье по колено тёмного цвета, босые ноги, прекрасные глаза обширно раскрыты, а на лице выражение полного удивления, которое испытывала Эли.

За спиной послышалось движение, и тело само развернулось, уходя с линии атаки. Схватила соперника за руку, державшую оружие, и, применяя инерцию тела, перекинула его через себя и повалила на землю. Годы тренировок с лучшими преподавателями страны дали свои плоды.

— Это не я! — закричала Элина и сделала ход назад. Она не желала причинять вред этому человеку. Пускай его намерения и очевидны, но она не убийца. Драться одно, но убить. нет.

Отбежала на надёжное расстояние, подняла глаза к небу, пробуя осознать природу безумного шума, и замерла. Эта не площадка, это арена! Когда стенки из необычного материала заканчивались, взгляду раскрывались бесчисленное количество людей! Они кричали, махали руками и. потребовали крови. Её крови.

Обернулась. Соперник опять был на ногах и решительно настроен удовлетворить желание толпы. Он уже не шёл, а бежал.

Элина приняла оборонительную позицию, и чуть соперник приблизился, развернула корпус на девяносто градусов, пропуская его вперёд, и с силой ударила локтём по спине. Нет, это никуда не годится, данный бой может продолжаться ещё долго, пока кто-то их них двоих не выдохнется. Необходимо что-то решать. Но что? Только что она взбиралась на одну из вершил Альп, а на данный момент вот это!

Нормально. В случае если это арена, значит, не считая зрителей должны быть и организаторы.

Соперник опять наступает, и на данный раз он не добрый, что ж, наличие чувств, подтверждает тот факт, что он живой человек, а не некая машина для убийства. Секира снова опускается. Боец очевидно хочет снести ей голову одним ударом, но Элина перехватывает оружие и совершает ряд сильных и стремительных ударов в солнечное сплетение соперника, пока тот не отпускает древко и не падает на колени.

Ого, оно вправду тяжёлое! Но всё-таки справившись с оружием, Элина подняла его и направила остриё пики на горло мужчины. Он замер.

— Я не желаю тебя убивать. Не дёргайся, хорошо?

Мужчина ничего не ответил. Элина покрепче ухватилась за секиру и подняла глаза, в отыскивании какой-нибудь трибуны. Должны же тут главенствовать ! Таковые нашлись быстро. Как и предполагалось, они занимали почётное место прямо над стеной. Громадная сцена, без бордюров, заборов или других конструкций, каковые огораживали бы их. Просто пространство с людьми. На вид человек шесть.

— Эй! — помахала им рукой Элина и около вмиг появилась тишина. — Господа, случилось недоразумение. Меня не нужно убивать, честно!

Они, как и предполагалось, ничего не ответили. Может языка не знают?

— Ты понимаешь, что я говорю? — задала вопрос она на данный раз у своего соперника. Тот чуть заметно кивнул.

Понимает. Значит и те должны понимать!

— Глубокоуважаемые, не знаю чего тут у вас происходит, но. в общем мне бы возвратиться домой, — крикнула Элина.

Они продолжали молчать.

— Я с кем говорю? — на данный раз возразила она, отбросила в сторону секиру и отправилась вперёд. Задрала голову и помахала руками, завлекая к себе внимание, не смотря на то, что чего тут завлекать? Не просто так же они тут стоят, точно чтобы налюбоваться зрелищем!

— Эй, красавчик, да ты в красном плаще, — продемонстрировала Элина пальцем на здоровяка, стоявшего с краю. Тот чуть дёрнул головой. — Ты выглядишь тут самым сообразительным, может растолкуешь мне какого именно чёрта я тут делаю. — закричала она, а в следующую секунду за спиной раздался взрыв и броская белая вспышка. Элина пригнулась к земле, кроме того не воображая, что ещё имело возможность случиться и чего беспокоиться. Всё происходящее казалось нереальным.

«Может это предсмертные галлюцинации? Не смотря на то, что какие конкретно там смогут быть галлюцинации? Её должно было расплющить о скалы, лишь мокрое место осталось».

— Таха! — появился за спиной голос. — Стремительнее!

Чего? Элина обернулась. К ней бежали какие-то мужчины, один из которых светился как светлячок, от другого как будто бы искры разлетались огоньки, а другие деятельно махали руками, подзывая к себе.

«К этим типам? Да не за что!» — возразило подсознание. Мужчины смотрелись как оборванцы, нечистые, со ужасными и совсем не располагающими к себе лицами.

Элина поднялась на ноги и обернулась, думая, куда бы от них скрыться и нежданно заметила перед собой тех, кто сравнительно не так давно находились на сцене над ареной и, недолго думая, ринулась к тому красавчику, что стоял справа.

Подбежала и спряталась за его спину. Но в другую секунду кто-то другой схватил девушку за волосы и резко дёрнул вниз, опуская на колени.

— Таха, что ты делаешь? Стремительнее сюда! Мы снимем браслет! — продолжали кричать вызывающие большие сомнения личности и отбиваться от ну пускай будет организаторов этого кошмара, поскольку кем были эти люди, что стояли на сцене над ареной, не известно. Вот лишь отбивались они не имеет значение, и спустя всего пара секунд были повержены. Элина пробовала отцепить от себя руку мужчины и взглянуть на необычный и не весьма продолжительный бой, но помимо этого, что соперники были ликвидированы, ничего не заметила.

— Ну отпусти, больно же! — возразила она и в очередной раз постаралась оттолкнуть от себя мужчину.

— Сиди смирно, в другом случае я сам казню тебя, — прорычал он в ответ.

Обстановка становилась всё более запутанной и непонятной. Разделавшись с нарушителями, взорвавшими стенке, мужчины перевели внимание на девушку, а она кроме того не могла поднять голову, дабы взглянуть на них.

— Так и станете молчать, либо может мне растолкуют, что тут происходит? — прошипела Элина. — Вы кто такие, с какой целью удерживаете меня? Вам необходимы деньги? Супруг не заплатит вам и гроша за меня!

Она старалась сказать с уверенностью, но голос предательски срывался.

— Супруг? — удивился одни из мужчин. — Таха, ты достаточно дурачила и нас, и народ. на данный момент ты погибнешь.

— Моё имя Элина! — закричала она. — Элина Вору! Я владею СтройАлымГруп и являюсь одним из богатейших людей в стране!

Элина ударила кулаком в пах мужчину, который удерживал её, и поднялась на ноги.

— Я не знаю, что за изощрённую месть придумал Игорь и какое количество он вам за это заплатил, я удвою эту сумму, а за мою смерть вы не получите ни чего. Все мои активы переведены на брата. Что бы не думал данный самодовольный кретин, он ничего не возьмёт по окончании моей смерти.

— Что за абсурд? — задал вопрос один из мужчин. В то время, когда Элина выпрямилась, она имела возможность более пристально рассмотреть мужчин, стоящих перед ней. Их вправду выяснилось шестеро, трое уже преклонного возраста, и трое молодых. Одеты все одинаково — в красных накидках, скрывающих руки и ноги, и необычные причёски из спутанных долгих волос. Лишь двое имели маленькие волосы.

Один из них сделал ход вперёд и грубо взял девушку за руку, провёл громадным пальцем по ладони, оставляя тёмно-серый след, как словно бы от краски.

— О, Создатель. это не Таха! Как она имела возможность уйти?

Взял другую руку и взглянуть на запястье, где красовался узкая, тёмно-красная полоса металла, украшенная россыпью небольших камней.

— Браслет надломлен. Возвратимся в зал, арена не место для беседы, — сказал мужчина, развернулся и куда-то отправился. Эли уставилась в его спину в немом вопросе, но невнимательно увидела того самого типа, что схватил её за волосы, и гордо задрав голову, направилась прямо. Следом пошли и все остальные.

Элина развернула голову и встретилась взором с тем красавчиком, чьей защиты просила. Да, при ближайшем рассмотрении вправду оказался недурён собой. Большой, атлетического телосложения и не смотря на то, что складки тяжёлого плаща скрывали тело, но широкие плечи и грудь угадывались хорошо. Эли приветливо улыбнулась ему и взяла возмущённый взор в ответ.

Сейчас мужчина впереди дошёл до высокой стенки и, не сбавляя хода. прошёл через неё. Элина нерешительно остановилась. Что ещё на фокусы? Следом зашёл второй, третий, четвёртый же с силой толкнул её в спину, и женщина от неожиданности полетела в стенке, уже приготовившись врезаться в неё. Не врезалась. Отполированная стенки внезапно расступилась, и Элина оказалась в просторном помещении размером и формой такое же, как и арена за стеной. Лишь светло и, слава всевышнему, нет дождя!

Осмотрелась. Весьма миленько. Полы на вид выложены ненатуральным камнем, стенки тёмно-серебристого цвета украшены прекрасной росписью. В центре стоит какая-то необычная вещь, от пола до потолка и светится. Мужчины были мрачными.

— Господа, раз вы удостоверились, что я не ваша дражайшая Таша, возможно, поможете мне возвратиться домой? — решила задать вопрос Элина, в то время, когда взоры начали уже злить.

— Таха, а не Таша и ты никуда не отправишься. Мы желаем знать, где колдунья.

— Таха! Где она! — выкрикнул один из мужчин.

Лёгкие причёски на длинные волосы

— А я откуда знаю? — возразила Элина. Кроме того, втянули линия знает куда, а сейчас ещё что-то задают вопросы и требуют!

— Думаю логично высказать предположение, что в случае если эта дама заняла место колдуньи, она на данный момент в её теле, — сказал другой.

— Ну тогда она мертва, — пожала плечами Эли.

— Из-за чего ты так думаешь?

— Я не думаю, а уверенна, — фыркнула она и сложила руки на груди, обращая внимание, что та значительно больше привычного второго размера. — Мой супруг столкнул меня с «Северной стенки».

— Что за Северная стенки?

— Альпы. Северная стенки Эйгера, четыре тысячи метров.

— Быть может хватит мусолить одно и также? — возразила Элина. — Мы совершали подъём, а мой дражайший муж разбил мне ногу «кошкой» и столкнул с отвесной скалы, а по окончании я появлялась тут. По-моему достаточно исчерпывающий ответ. А вот вы так и не удосужились растолковать мне, что тут происходит.

— Раз Таха мертва, то предлагаю казнить эту даму и избавить себя от её наглого языка, — внес предложение один из старых мужчин, а Элина возмущённо открыла рот.

— Закрой рот дама, либо его закрою я, — ответили ей.

— Глубокоуважаемые, мы предположительно друг друга не понимаем. Если вы поможете мне возвратиться домой, либо хотя бы укажете место, где я нахожусь и дадите телефон, дабы я имела возможность связаться со своим юристом, то приз будет щедрой.

— Я её куплю, — внезапно сказал тот самый большой мужчина приятной наружности, и его голос оказался не меньше прекрасным. Низкий, глубочайший с лёгкой хрипотой.

Лёгкие причёски на длинные волосы

— Меня нельзя купить, я вольный человек! — возразила Эли.

— А у кого ты собрался её брать? — возражения девушки никого не тревожили. — Да и для чего она тебе? Дерзости у неё побольше чем у Тахи, благо, что волшебством не владеет и кровь дрянная.

Лёгкие причёски на длинные волосы

Элина чуть не задохнулась от возмущения, но на неё так же, как и прежде не обращали внимания.

— Думаю, она по окончании определённой подготовки сможет развлечь нас и народ.

— Ты же решил закрыть Роху, — улыбнулся тот, кто стоял рядом.

— Да, в случае если эту убьют, я так и поступлю, но мне весьма интересно как она владеет оружием. Само собой разумеется палач не ровня обученным рахушам, но у данной дамы не только обращение горяча, но и нрав.

Лёгкие причёски на длинные волосы

— Ну что ж, тогда тебе вправду необходимо её приобрести, кивнул старый мужчина. — Рахуша должна иметь печать хозяина.

Элина слушала данный абсурд, разинув рот. О чём они говорят? Что за хозяева, какие конкретно рахуши? Они думают, как бы её реализовать? Как рабыню? С виду приличные мужчины, говорят на русском, но всё другое казалось дикостью.

— Это же Сан поймал Таху, значит её тело принадлежит ему. какое количество ты желаешь за эту даму? — обратился приглянувшейся Элине мужчина к своему соседу. Такой же юный, большой, лишь волосы маленькие.

— Две тысячи, — улыбнулся тот и все остальные звучно засмеялись.

— Сан, её убьют в первом же сражении, — удивился кто-то. — Ей цена максимум пятьдесят, а ты желаешь как за благородную.

— Я желал сам убить Таху, вы решили казнить её публично. Мне необходимо компенсация. И позже Доргу тебе не всё ли равняется, пятьсот либо две тысячи? — пожал плечами мужчина, намекая на то, что тот неприлично богат.

— Хорошо, пускай будет две тысячи, — кивнул тот и продемонстрировал рукой в сторону девушки. Она со страхом шагнула назад, кроме того не воображая чего ожидать от этих мужчин.

— Тебя как кличут? — задал вопрос Саном.

— Элина, — тихо сказала она и сделала ещё ход назад. — Но меня нельзя продавать, я вольный человек. У меня семья, приятели.

— Элина мне жаль, действительно, — ответил мужчина, поднимая пальцем подбородок девушки и смотря ей в глаза, — но Таха как-то умудрилась поменяться с тобой телами. Сейчас у тебя другая жизнь в другом мире. Смирись и опустись на колени добровольно, тогда будет не так больно.

— Что означает в другом мире? Вы же такие как я, мы понимаем друг друга.

— Другой мир, значит другой мир, и ты не такая как я. На колени Элина.

— Ни за что, — через зубы прошипела она. В то время, когда он стоял так близко, то любая его черта лица была хорошо видна. Пожалуй, она совершила ошибку, назвав его молодым. Он был значительно старше Доргу, который с первого взора понравился ей. Черты лица прекрасные, но богато испещрены глубокими морщинами и шрамами. Глаза голубые и ясные, но ни понимания, ни тем более жалости в них не было.

— Как желаешь, — нормально ответил Сан, положил руку на плечо девушки, и она скривилась от боли. Ноги предательски подкосились, и она упала на пол, оперявшись в него руками и низко склонив голову.

Больно, весьма. Как будто бы тысячи игл прошли через тело, пронизывая любой нерв, а позже чьи-то руки порвали платье на спине, и боль сменилось на обжигающую. Спину внезапно накрыло как будто бы раскалённым страницей, от шеи до копчика. Кожа пылала. Мужчины что-то говорили, но Эли их не слушала. Голоса казались негромкими, спокойными. один реализовывал, второй брал и ставил своё клеймо.

В то время, когда боль начала стихать, Элина подняла глаза и первое что заметила, это своего новоиспечённого хозяина. Он с интересом следил за девушкой у своих ног и как словно бы был доволен. Вот лишь чем конкретно не известно, толи успешной сделкой, толи ему было приятно видеть её слабость.

Элина сжала губы и решительно поднялась на ноги. Спину опять обдало болью, как словно бы потревожили свежую рану, но она решила на неё не обращать внимания и подняла голову, смотря ему в глаза.

— Тебя Доргу кличут?

— Мар? Что за мар таковой? — не осознала Эли.

— Мар, это то, как ты будешь меня именовать дама, — холодно ответил он, и Элина обречённо набралась воздуха. Видно это их общепринятое обращение к господину.

— А ты можешь именовать меня Эли, — улыбнулась она, уже более пристально разглядывая мужчину. Вправду красив. Большой лоб, широкие скулы и челюсть, а волосы, как выяснилось вовсе не были сложены в причёску, как показалось изначально, а просто собраны в хвост за спиной. Вот лишь он, похоже за ними не заботился вовсе. Космы не смотря на то, что и смотрелись достаточно чистыми, но спутаны невероятно.

— За мной, — грубо скомандовал Доргу, развернулся и отправился вон из зала. Элина негодующе покачала головой, но всё-таки решила послушаться.

Другой мир. звучало это как сумасшествие, но в любом случае необходимо сперва всё разузнать, что тут и как. Зал сменился широким коридором, ничем не примечательным, но чёрным, а после этого они вышли на улицу. И снова ливень обрушился на голову. Прохладные струи воды приятно охладили потревоженную кожу спины, и Элина подняла голову и благодарно улыбнулась, но радость было недолгой, Доргу грубо схватил её за руку и куда-то втащил. Она осмотрелась. Два широких дивана приятель напротив приятеля, а над головой изогнутая крыша. Как она держалась не ясно, поскольку никаких столбов видно не было. Ну хорошо, нет, значит, нет. Элина уселась напротив Доргу и взглянуть в его непроницаемые глаза. Он был важным мужчиной, это факт.

Повозка пришла в движение, но за бортом было через чур мрачно, дабы оценить все прелести местного пейзажа.

— Что означает рахуша? — решила поинтересоваться она. Взор Доргу стал более осмысленным.

— Это та, кем ты станешь.

— Возможно и без того сказать. Каким оружием ты владеешь?

— Катана и Бо, — ответила Элина, уже приблизительно понимая значение слова «рахуша». Гладиатор, либо что-то вроде того. Вот лишь она ни при каких обстоятельствах не дралась по-настоящему.

— Мне не известны названия этих оружий, — сказал Доргу. Элина пожала плечами, растолковывать что-либо она была не собирается.

— А у вас тут всё время идёт ливень?

— Каждую ночь? — удивилась Элина. Мужчина кивнул.

— А те, кто взорвали арену, они кликали Таху. Кто это был?

— Твои спасители, — ухмыльнулся Доргу. — Правильнее Тахи. Это были её люди, они желали спасти её.

— Да, может мне тогда стоило пойти с ними? — безрадостно задала вопрос Эли, но ответа не последовало.

Остаток пути они проделали без звучно. Повозка, которую Элина так и опоздала рассмотреть свернула с широкой дороги, и спустя пара секунд показались огни громадного дома. Весьма, большого. Этажа всего два, но в длину он был таким, что терялся из виду.

— Мар, — раздался женский голос, чуть движение закончилось, и в поле зрения появилась дама. Она сложила руки в замок у груди и низко поклонилась.

— Отведи её в Роху, — сказал Доргу и, не оглядываясь, направился в дом. Женщина также развернулась, но отправилась не в дом, а куда-то налево. Элина направилась следом. Ливень казалось усилился ещё посильнее и уже больно бил по плечам и спине, под ногами была мокрая скользкая трава, и это всё было. неприятным.

— А ты также рахуша? — решила задать вопрос Элина.

— Я? Нет, само собой разумеется! — возразила женщина и последняя надежда на то, что рахуша было иным названием рабыни, развеялось в тот же миг.

— Мне нужна чистая одежда и тёплая ванна.

— В случае если мар примет решение наградить тебя подобным, не смотря на то, что вряд ли, то ты, конечно же, это возьмёшь, а на данный момент закрой свой нечистый рот.

— Что? — возразила Элина. Вот наглость! Сама рабыня, а смеет сказать подобное!

— Если не замолчишь, я скажу Рану, и он тебя накажет.

— Наказать меня может лишь Доргу! — огрызнулась Элина. Женщина обернулась и на её лице появилась ухмылка.

Они прошли ещё мало прямо и свернули направо в арку. Трава наконец-то закончилась, и под ногами были уже камни, но и те были не лучше. Острые края врезались в ласковые ноги, и Эли вмиг сбила себе палец.

Арка заканчивалась решёткой. Что-то щёлкнуло, дверь открылась. Они вышли на громадную площадку, засыпанную песком, но сопровождающая не сбавляя скорости, развернула направо к маленькому, раздельно стоявшему домику.

— Рану? — позвала она кого-то. Через секунду на пороге появился огромных размеров мужчина. — Мар приобрел новую рахушу, но она оказалась буйной. Напала на меня, пробовала сбежать.

— Враньё, — тут же ответила Элина.

— Можешь идти, — ответил Рану, и женщина, кивнув, быстро удалилась.

— Я не разрешал открывать тебе рот, — сказал он уже Элине.

— Она тебя дурачит, а мне необходимо было промолчать? — возразила она.

— Значит наше первое занятие пройдёт на данный момент.

Мужчина грубо схватил девушку за волосы и дёрнул вниз. Она не поддалась, а лишь сжала губы. Что эта боль если сравнивать с той, что принесла метка на спине? Но Рану с силой ударил её в пузо, всё-таки добиваясь того, дабы она поднялась на колени, извлёк из-за пояса верёвку. Она как словно бы сама обвила запястья Элины и вздёрнула вверх.

— Правило первое: ты моя и говоришь лишь в случае если я разрешу, — нормально сказал Рану, а в другую секунду её быстро поволокло через всю площадку, ударило о стенке и подняла так резко, что вывихнуло оба плеча.

Кричать сил уже не осталось, и пришедшая чернота стала избавлением.

Солнечный свет, пробивающийся через лёгкие шторы, был приятным, тёплым. Он каждое утро будил меня своими лучами. Мне на радость и горечи Игоря. Супруг был немыслимым засоней и в случае если дать ему возможность, он проспал бы целый сутки. Кроме того для заядлой совы это было чересчур, жизнь через чур полезна, дабы просыпать её. Иногда это очень сильно злило, но в основном мне было всё равняется. Я каждое утро с признательностью нежилась в кровати в утренних лучах и радовалась новому дню.

Почувствовала лёгкое касание на своей щеке. Желала улыбнуться, но сильная головная боль не разрешила этого.

— Игорь, сделай мне кофе, — тихо сказала я, ощущая, что горло, как будто бы кошки ободрали. Постыла? По всей видимости да, необходимо позвонить Рамову, домашнему доктору.

— Сними её, — сказал незнакомый голос.

Что? Кто это? Руки обдало болью, а после этого я как словно бы полетела в пропасть и опять провалилась в небытие.

Хочется дремать. Весьма.

— Элина, открой глаза, — раздался строгий голос, и я невольно подчинилась.

О, какой красавчик! Передо мной стоял большой мужчина ровно в проёме двери. За его спиной броский свет, просвечивающий его атлетическую фигуру, хмурое, но прекрасное лицо в тени, но видно хорошо. Где-то я его уже видела.

Осмотрелась. Я находилась в небольшой комнате, метров шесть, не больше. Узкая кровать, на которой я лежала, стенки светло серебристого цвета сверху, и тёмно-красные снизу. Хм, весьма интересно, это мода такая? Стол, зеркало во целый рост и ещё что-то непонятное. Где это я?

— Элина, ты обязана обучиться покорности, в противном случае наказание станут частью твоей жизни, — хмуро сказал мне мужчина. Доргу. Его имя Доргу.

Воспоминания о случившемся день назад начали медлительно, но правильно возвращаться в мою больную голову. Альпы. Я и Игорь совершаем подъём по «Северной стенке», а позже он внезапно скидывает меня. О нет. я чуть не застонала от досады. Это всё действительно, не сон. Мой муженёк вправду решил, как ему казалось, организовать несчастный случай и завладеть моим состоянием. Правы были девчонки, в то время, когда уговорили меня всё имущество переписать на брата. да всевышний с ним с братом! Меня как-то занесло в другой мир и в чужое тело!

Колдунья. Таха, точно. Мужчины день назад говорили о какой-то колдунье.

Подняла глаза и взглянуть на Доргу. Всё, случившееся день назад, вспомнилось ярко и чётко, вот лишь в случае если день назад я не до конца осознавала случившееся, а на данный момент мне стало дурно.

— Доргу, я не твоя рабыня. Ты можешь хоть тысячу раз приобрести меня, но подчиняться тебе я не стану. Я вольный человек.

— Уже нет, и в случае если желаешь жить, то тебе нужно будет принять новые правила, — ответил он.

— какое количество людей в твоём подчинении?

— Около сотни рабов и пара дюжин служащих. Можешь гордиться, я богатый человек и обладатель Роху. Быть моей почётно.

— Почётно? — возразила Элина. — Доргу, я владею компанией, где помогают пятьдесят тысяч людей! А в моём доме работает человек сто, не меньше! А на налоги, что я ежегодно отчисляю правительству, возможно содержать маленькую страну! А ты говоришь почётно! Я нечистая, в рваной одежде, а в то время, когда у твоей рабыни попросила новую, она наврала Рану, что я пробовала бежать! Где тут почёт? Почёт в том, что мне нельзя открыть рот без разрешения? А то, что у тебя помогают лгуньи, это значит нормально? — уже начала истереть я. — Как ты можешь ей верить? Из-за чего ей поверил Рану? По причине того, что я рахуша? Так может это проклятье, а не почёт? Может напрасно ты заплатил за меня такую солидную сумму?

Доргу без звучно выслушал мою страстную обращение, но, по всей видимости, ей не вдохновился.

— Завтра утром у тебя первый бой. Выживешь, возьмёшь новую одежду и статус рахуши. на данный момент же ты никто.

— Я не могу сражаться, у меня вывихнуты оба плеча, — негромко сказала я.

Доргу обернулся и выкрикнул: «Лекаря!», а через мгновение, как по велению чудесной палочки, появился мужчина. Он чуть ли не бегом приблизился ко мне и окинул скептическим взором.

— Вывих плечевых суставов, ушиб головы и груди, — заключил он. Ого, ничего себе!

Доргу принципиально важно кивнул, а я напряглась. Чего это они задумали?

— На колени, — сказала лекарь.

— Обойдёшься, — огрызнулась я. Что у них тут за мода на колени сажать!

— Элина, на колени, — с угрозой в голосе сказал Доргу. — Завтра ты в любом случае выйдешь на арену и в твоих же интересах, дабы лекарь излечил тебя.

Я сжала губы, неохотно сползла с кровати и опустилась на колени. Мужчина тут же опустил руки мне на плечи и резко дёрнул. О, как больно! Но я не закричала, а лишь упёрлась руками в пол, дабы не упасть. Весьма интересно, как он планирует лечить ушиб головы. И лишь эта идея сформировалась моём мозгу, как я взяла сильный, но уже терпимый, удар в спину. Головная боль вмиг пропала. Я недоумённо встала с пола и покрутила плечом, никаких показателей вывиха. Удивительно.

— Элина, за мной, — скомандовал Доргу и вышел из комнаты.

— Иду, мар, — набралась воздуха я, вспоминая обращение, каким мне следовало пользоваться. Предположительно он прав. Раз я тут, то необходимо принимать новые правила игры, в итоге, будущее, либо кто там в таких случаях принято благодарить, благоволила мне, и я не погибла разбившись о скалы.

Вот козёл! Воспоминания о муже, неприятным осадком засели в душе.

Но хорошо, на данный момент основное ознакомиться с правилами, по которым мне предстояло жить и поразмыслить, что с этим возможно сделать и как применять.

Тем временем мы миновали очень приятную площадку, с двух сторон которой размешались мелкие домики. Именно размером с мою комнату. Низенькие, стоявшие хорошо приятель рядом с другом, всего десять штук. Пять с одной стороны и перпендикулярно остальные. В центре площадки размешалось, что-то похожее на беседку. Круглая ниша с мягкими подушками, плоская крыша, и пышные цветущие кусты жёлтого и красного цветов около.

— У тебя тут красиво, — решила сделать я комплимент хозяину, но ему он был не нужен.

— Элина, если ты не обучишься держать рот закрытым, я его закрою сам, — грубо сказал он.

— А вдруг я выиграю завтрашний бой? Мне возможно будет сказать?

Мы свернули налево и через арку вышли на ту самую площадку, где день назад я познакомилась с Рану. Она оказалась не больше, не меньше, а тренировочной, и по сей день на ней занималось четверо дам. Доргу не торопился с ответом.

— Я дам тебе это право, если ты пересмотришь свою манеру общения, — внезапно кивнул он. — Я понимаю, что ты из другого мира и тебе не известны правила, по которым у нас живут дамы, но тебе нужно будет ознакомиться с ними и обучиться жить. Рану! — звучно крикнул Доргу, подзывая к себе мужчину, если судить по всему делавшего тут роль учителя и наставника. Он был одет в плотную кожаную жилетку на голое тело и необычная повязка-юбка на бёдрах поверх брюк.

— Мар, — кивнул он. О, оказывается такое обращение принято не только для рабов. А не смотря на то, что кто заявил, что данный не раб?

Доргу ничего не сказал и отправился прямо через площадь. Мы с Рану следом. Зашли в низкий и долгий домик, стоявший рядом, и я замерла. У самого входа висело огромное зеркало, вот лишь там отражалась не я.

Подошла ближе, подняла руку и коснулась своей щеки. Отражение повторило мои движения. Но это было неправильно, необычно. потрёпанная и нечистая женщина не имела ничего общего со мной. Волосы долгие, запутанные и тёмно-каштанового цвета, высокая, стройная с прекрасными плечами и широкими бёдрами. Верные черты лица, небольшой, мало вздёрнутый носик, мягкие губы. Не я.

— Она была прекрасной дамой, — повернулась я к Доргу.

— Да, — кивнул он. Я улыбнулась.

— Закрой свой рот, — зарычал Рану, но остановился, в то время, когда Доргу поднял руку.

— Я желаю покорных дам.

— Покорных и холодных. — задумчиво сказала я и опять взглянуть в зеркало. По всей видимости эта Таха была не из робкого десятка. — Это скучно. Не обожаю неинтересный секс.

Рану зарычал и кинул взор на Доргу, но тот наблюдал на меня, и его лицо не высказывало полностью ничего. Весьма интересно, о чём он думает.

— Элина, выбери оружие, которым ты будешь завтра драться, — сказал он.

Я обернулась и заметила, что зеркало было не единственной вещью в помещении. Да и помещение было не мелким. Долгое и узкое. С одной стороны высокие окна, похожие на бойницы, лишь высотой от пола до потолка, а с другой на необычных дисках, как словно бы парили в воздухе всевозможные виды оружия. Прошла прямо. Они были различные и в основном не узнаваемые мне. С долгими рукоятями и рубящим завершением, либо напротив маленькой ручкой и здоровым наконечником, но фактически все тяжёлые, каковые и двумя руками поднять не просто.

— Возможно взять в руки? — задала вопрос я, подходя к долгой сабле, похожей на катану.

— Возможно, — кивнул Доргу.

Я протянула руку, и сабля опустилась мне в ладонь.

— Нет, через чур лёгкая, — тут же сказала я. — Имеется такой же, лишь тяжелее вдвое и лезвие не такое прямое?

Рану прошёл прямо и возвратился уже с классической катаной.

— Это то, что необходимо, — сказала я, беря её руку. — Но я ни при каких обстоятельствах не дралась по-настоящему. Я большое количество тренировалась с преподавателем, у меня третий дан по айкидо, но. это же боевой клинок, а не боккэн.

— Что такое айкидо? — задал вопрос Рану.

— Айкидо это боевое искусство. Оно акцентируется на слиянии с атакой соперника и перенаправлении энергии атакующего. Само собой разумеется, я ни при каких обстоятельствах не применяла эту философию полностью, но преподаватель был доволен мной. Но доволен как учеником. я боевой клинок-то брала в руки лишь на показательных выступлениях.

— Вот у тебя завтра будет такое выступление. Рану подготовь её, — дал распоряжение Доргу и ушёл, а я повернулась к мужчине.

— А что за выступление? Кто соперник, и какие конкретно правила?

— С рахушей другого дома. Правило одно: кто выжил, тот взял верх, — улыбнулся Рану.

— Бой на смерть? — ошарашенно задала вопрос я.

— В случае если судьи посчитают нужным казнить проигравшего, то да, насмерть. Но в случае если участники убивают друг друга на протяжении сражения, никто не протестует.

Я глубоко набралась воздуха и взглянуть на клинок в своих руках уже другим взором. Убить.

— Что ж, тогда мне стоит начать тренировку, лишь Рану, мне нужна другая одежда и обувь.

— Если ты не обучишься молчать, то ни одежда, ни тем более обувь тебе не пригодится, — грубо ответил он. — Мор дал за тебя немыслимую сумму и попросил не портить товар, но Создатель свидетель, ты испытываешь мою выдержку на прочность.

— Рану, я в вашем чёртовом мире меньше 24 часов и ничего не знаю ни о правилах, ни о битвах на арене тем более! Так что наберись терпения, я буду задавать вопросы, — огрызнулась я. — Как у вас проходят тренировки?

Целый последующий сутки я провела на тренировочной площадке с двумя перерывами на приём пищи, каковые проходили в весьма миленьком зале с мелкими столиками на одну персону. Остальные девчонки, по всей видимости рахуши, радостно переговаривались, смеялись и наблюдали на меня как на прокажённую. Но мне было всё равняется. Рассматривать приятный в светло-коричневых тонах интерьер я не стала, слушать болтовню тем более. Быстро расправилась со своей порцией еды и возвратилась на площадку. Рану же, вопреки моим версиям, кругами как тигр и следил за моей тренировкой. Знакомился с новым стилем боя, решила я, поскольку рахуши, что тренировались рядом, держались совсем в противном случае. Любая из них была сильна физически, и в их технике боя был уклон именно на эту часть. Они поднимали тяжести, таскали на плечах что-то вроде брёвен и отрабатывали мощный удар и его блок.

Я тренировалась и посматривала на рахушь. Весьма интересно, а все они применяют такую технику боя?

— Рану, возможно тебя? — позвала я своего наставника. Он с очень недовольным выражением лица подошёл. — Ты сказал, что мне необходимо будет драться с рахушей из другого дома, а они отличаются от этих? — продемонстрировала я катаной на дам.

— Сейчас данный Роху не владеет сильными рахушими. Мару наскучило воспитание бойцов, эти последние и не самые лучшие. Развлечение для народа сначала битв.

Я удивлённо подняла брови. Нужно же какой развёрнутый ответ.

— А стиль? Все ставят силу в базу?

— В большинстве да, но не всегда.

Я задумчиво кивнула и опять взглянуть на девушек. Они также следили за моей тренировкой, и это их забавляло до таковой степени, что они ржали как кони.

— Пока ты не рахуша, тренируешься без напарника, — сказал Рану, осознав мой взор по-своему.

— Костюмчики у них красивые, — улыбнулась я, смотря на обтягивающую тело плотную тунику сиреневого цвета с отделкой из кожи и что-то среднее между юбкой и шортами. Должно быть на моей новой фигуре таковой наряд будет смотреться отпадно.

— В случае если завтра возвратишься живой, у тебя будет такой-же. Можешь идти. В середине ночи за тобой придут.

Живой. почему-то я не переживала, видно полёт с «Северной стенки» выбил у меня чувство страха, быть может по причине того, что я верить в то, что меня убьют.

взглянуть на темнеющее небо и сгущающиеся облака. Неужто и правда каждую ночь тут идут дожди?

— Я не смогу лишить человека жизни, — негромко сказала я.

— Тебе будет необходимо, — ответил он. Я набралась воздуха.

— У вас тут перемещение по территории ограничено?

— Для тебя да, — прорычал Рану.

— Хорошо, потерплю, — набралась воздуха я, развернулась и отправилась к дальней арке, за которой был дворик с домиками для рахушь.

— Элина! Оружие покинь тут, — крикнул Рану.

— Лови! — крикнула я и кинула ему катану рукоятью вперёд. — Молодец, — похвалила я мужчину и направилась в своё нынешнее жилище. Да вот лишь тут жить нереально. Нет, комнатка была в полной мере приличной, чистой и свежей, но я не привыкла к таким лишениям. Прошла вперёд к зеркалу и ещё раз взглянуть на себя. Весьма интересно, я когда-нибудь привыкну к этому виду? Но нужно дать должное данной Тахе, она вправду была эффектной женщиной, жаль лишь тело не сильный. За сегодняшний сутки, я выдохлась, как загнанная лошадь. Но это дело поправимое.

Повернулась спиной. За всё время я, наконец, осталась одна и имела возможность взглянуть что же за печать поставил мне Доргу. Спустила лямки тёмного платья, от вида которого меня уже мутило, и оно упало на пол.

Ого! Взгляду открылась огромная, без преувеличения татуировка на всю спину. От шеи до копчика. Необычной красоты переплетённые узоры и какие-то буквы, малоизвестного мне алфавита. И это Доргу выжег на мне одним только касанием?

День назад о Тахе говорили как о колдунье. весьма интересно, у них тут волшебство в ходу? Похоже на то. То-то лекарь меня так быстро подлечил, кроме того намёка на боль не осталось.

взглянуть на нечистый кусок ткани у ног. Нет, я его не одену. И по большому счету, что за глупость заслужить одежду? Решительно подошла к кровати и стащила с неё покрывало. Простыни и другого постельного белья не было и в помине. Просто узкая лежанка с матрацем, утолщённым у изголовья.

За дверью послышались звуки дождя. Хм, необычный мир. Как это у них получается, что каждую ночь и ливень идёт? Обернула около себя ткань светло бежевого цвета и отправилась на улицу.

Я сейчас целый сутки ощущала себя нечистой и не просто так. Причём нельзя сказать, что эти люди не знают, что такое гигиена, они все смотрелись чистыми и ухоженные, а от Доргу по большому счету пахнет чем-то весьма приятным, но видно тазик воды, дабы умыться, мне также необходимо заслужить.

Вышла под ливень. Сейчас он был теплее, чем день назад, быть может это мне так казалось. Прошла вперёд к беседке и легла на лавку, радуясь, что та была под открытым небом. Закрыла глаза. Сильные капли били по лицу, рукам, груди, смывая грязь, а из глаз предательски потекли слёзы. Я не желала плакать, в нашей семье не плачут, но первый раз в жизни я не знала что делать. Чужой мир и все тут меня ненавидят. Нет, нет. плакать я не буду. Я отыщу выход из данной скверной ситуации. Ну не выход. вряд ли мне удастся возвратиться домой, поскольку моё тело валяется где-то у подножья Альп, но разобраться что тут и как нужно в обязательном порядке.

— Ты что тут делаешь! — Из грустных мыслей меня вырвал неотёсанный голос. Открыла глаза и заметила перед собой Доргу. Если судить по выражению лица, он был недоволен.

— Принимаю душ. Ни при каких обстоятельствах в жизни не была таковой нечистой, а так как альтернативы нет, я решила воспользоваться благом небес.

— Что на тебе надето? — уже более нормально задал вопрос он.

— Покрывало. Доргу, то нечистое и рваное платье я больше не надену, и если ты мне не дашь чистую одежду, то сражаться завтра утром я буду голой, — сказала я и поднялась на ноги для убедительности.

— Голой? Думаю, это порадует народ, — ответил он, а я чуть не задохнулась от возмущения. Порадует.

— Ты не сделаешь этого.

— Я могу сделать всё, что захочу, Эли, — резко ответил Доргу, делая упор на «я».

Похоже, что данный мужчина шуток не понимает.

— Доргу, нет. пожалуйста. Меня обнажённой-то никто не видел не считая мужа.

— Мужа? Ты уже пара раз упомянула мужа, который пробовал тебя убить. Чем ты провинилась? — заинтересованно задал вопрос он.

— Провинилась? Не знаю. Он получал всё, что желал, но люди по своей натуре жадные и неблагодарные. Он взял меня в жёны лишь из-за денег, я знала это и готова была поделиться своим состоянием, но он захотел всё. Тварь. — прошипела я. — Папа меня давал предупреждение, что люди из низших слоёв общества в основном озлоблены и жадны. Я не поверила и вот итог, я стою тут мокрая, нечистая и без одежды.

Доргу нахмурил брови и взял меня за руку, разворачивая её ладонью вверх. Провёл громадным пальцем и, как и в прошедший раз, покинул тёмно-серую полосу.

— Что это? — решила задать вопрос я на данный раз, но вместо ответа он взял свою руку и повторил то же движение пальцем на своей ладони. След был густого сиреневого цвета. Он как словно бы светился. И в отличии от моего пепельного блеклого серого, был насыщенного цвета, глубокого.

— Моя кровь из благородного рода. Чистая, сильная и богатая на волшебство, а твоя, — продемонстрировал он мою руку, — дрянная. У Тахи и той была лучше.

Я уставилась на свою ладошку. Дрянная?

— Так для чего ты меня тогда приобрел? — через ком в горле задала вопрос я.

— Рахуша не обязательно должна иметь чистую кровь, а я рассчитываю, что ты станешь ей.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *